Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

living industry

Обзор интересных постов в блоге Defense Network 2010-2013

Из книги "Индустрия человека". От автора - авторское слово из книги.
Создавая немыслимое: российская DARPA - о том, что создавая действительно нужные вещи необходимо из разу в раз не унывать, а верить в светлое будущее.
Воля и мужество в технологических прорывах будущего - это очень важно, и от этого зависит всё.
Неудержимый рост: система оборонных исследований США - статья, с которой начался проект Defense Network.
Регенеративная медицина: перспективы развития в России - в ближайшее время человечество получит возможность восстанавливать и полностью воссоздавать целые органы человеческого тела. С помощью технологий регенеративной медицины уже сейчас можно создать такие органы и ткани как мочевой пузырь, кровеносные сосуды, трахею и уретру.
Инфраструктура проекта "Индустрия человека" - это мечта. Но чтобы она стала доступной к пониманию и дальнейшему развитию, она должна быть реализована в виде понятных подавляющему большинству граждан государственных и общественных институтов, форм и реализаций инфраструктуры.
Defense Research: оборонные исследования в XXI веке - эволюция ядра оборонных исследований из XX в XXI век.


Collapse )

Enhanced Warfighters Technologies

Собираем на сайте Сообщества библиотеку материалов по проблематике технологий "усовершенствования военнослужащих" Enhanced Warfighters Technologies - научных публикаций, отчетов и докладов по медико-биологическим и этико-внедренческим вопросам. Интересны документы начиная примерно с 2007-2008 года - именно на этом рубеже произошло качественная перемена формулировок (от абстрактных фантазий к обсуждению кейсов практического внедрения). Нужно отметить, что полет мысли в этой области гораздо смелее, чем мы могли бы встретить в чисто биологических, и тем более в медицинских работах. И намного ближе к практике, чем мысли фантастов и русских космистов.




Так что если будут интересные работы на английском, русском, французском или китайском - буду благодарен.

ЗНАЧЕНИЕ ПРЕДВИДЕНИЯ В РАДИКАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ИННОВАЦИЯХ

Представленный в диссертационной работе Тэмми Карлетон «THE VALUE OF VISION IN RADICAL TECHNOLOGICAL INNOVATION» сюжет строится вокруг малоизученного и нераспространенного в практике российских государственных предприятий и ведомств термина «видение». Не так просто этот термин правильно передать на русский язык – будь то «привлекательный образ будущего» или «уникальные воззрения». Еще более сложно интерпретировать это понятие применительно к технологиям.

Рассматриваемый в книге термин «видение» одинаково может быть переведен как «технологический замысел» и как «стратегическая аналитика». В первом случае это решение на грани фантастики или полета мысли, осознанное понимание возможностей и потребностей человека. Во втором случае проблема сводится к интерпретации больших массивов разнородных данных для принятия решения о целесообразности разработки той или иной проблемы, или конкретного решения.

Уникальным работу делает выбор объекта исследований. Им выступает DARPA – Агентство передовых оборонных исследовательских проектов Министерства обороны США. За более чем полувековую историю под руководством агентства создано множество разработок, вошедших не только в практику вооруженных сил США, но и в рутину нашей жизни. Интернет, GPS, хирургические роботы. Ежегодно на сопровождении DARPA находятся более 2 000 контрактов на проведение передовых исследований и создание прорывных технологий.

Традиционно продуктивную деятельность DARPA объясняют ее нахождением в особой инфраструктурной среде, открытой к внедрению созданных по инициативе агентства разработок. Действительно, наряду с DARPA на поле перспективных исследований работают множество организаций – из промышленности, военных лабораторий, университеты, организации разведывательного сообщества, венчурные фонды и т.д. Однако, рассмотрение успехов агентства в таком свете делает его положение уникальным, настоящим волшебным местом из другого мира, а его сотрудников – практически небожителями, единоличными творцами технологий будущего в кибернетическом раю.

Однако анализ показывает, что успеху содействует не только сложившийся макро-климат, но и микро-климат в самой организации. Действительно, даже самая удачная среда ни коим образом не может стать основным источником успеха. К тому же большинство сотрудников приходит в DARPA из научных организаций и исследовательских отделов предприятий (76%), имеют лишь отдаленное представление о стандартах и правилах проведения НИОКР, системе отчетности, процедурах взаимодействия с военными службами и т.д. Подобный творческий бэкграунд требует, во-первых организации обучения (трехмесячных «курсов молодого бойца»), а во вторых привлечения специальных организаций для обеспечения всего объема бюрократических требований Министерства обороны США.

В действительности, основное "бумажное бремя" рутины подготовки программы, сопровождения контрактов и приемки работ берут на себя специальные организации системного проектирования и технической помощи Systems Engineering and Technical Assistance (SETA support). Помимо этого, менеджеры DARPA на этапе подготовки замысла программы и формулировки технологического видения ее результатов могут воспользоваться услугами внутренних структур, которые снижают субъективные риски менеджера в области проектирования научно-технических программ и принятия решений ответственными лицами организации (техническая группа рассмотрения чернового варианта программы (Red Team), группа экспертов по определению слабых мест программы (Tiger team), представительства вооруженных сил, разведывательного сообщества и сил специальных операций).

Феномен успешности работы менеджера программы DARPA может быть объяснен слаженностью работы его окружения. «Горячее сердце» – яркая творческая личность менеджера, «холодная голова» – экспертные подразделения, критически подходящие к технической реализации фантастического замысла менеджера, «чистые руки» – организации-исполнители вместе с контрактными службами агентства, и наконец – «быстрые ноги», координирующие подразделения, связывающие работу менеджера с военными службами, руководством министерства обороны и иными ведомствами.

meta-manager
Рисунок 1. Мета-менеджер программы DARPA в системе научно-организационных, внедренческих и вспомогательных внутренних подразделений, и внешних организаций системного анализа и технической помощи.


Но что выделяет менеджера программы? Автор отмечает, что наличие особого человеческого качества – «видения» («предвидения»).

Можно отметить, что стиль этой работы очень напоминает подход книги-исследования Джима Коллинза «От хорошего к великому» и «Построенные навечно». И не зря. Например, Джим Коллинз описывает модель видения следующим образом. Она включает в себя две важные составляющие: ключевая идеология (core ideology), и воображаемое будущее (envisioned future). Ключевая идеология состоит из ключевых ценностей и ключевого назначения (миссии). Воображаемое будущее обязательно включает в себя цели, содержащие вызов для компании и четкое описание результатов достижения этих целей. Видение – это не абстрактное желание. Оно должно строиться на реальной основе и соответствовать реальности.

В данном случае термин «видение» будет переведен как «предвидение», как представление о будущем, которое наступит, даже если нас там не будет. Видение – это место, в котором мы хотим оказаться.
Второе важное для данной работы слово, требующее адекватного перевода – это «инновации». Сложившееся на сегодня в России понимание этого термина не оставляет возможностей для его применения к масштабным технологическим проектам и задачам мечты. Поэтому в целях правильной передачи смысла он по возможности заменяется словами «нововведения» или «технические новшества», а также ставится в соответствие терминологии стадий жизненного цикла продукции в соответствии с ГОСТ 15.000-94.

Описанные в книге проблемы описывают процессы появления замысла системы до момента формулировки задания на разработку аванпроекта. Причем выполняемые инициатором – не главным конструктором или разработчиком изделия, а государственным чиновником.

Пределы жизни

В настоящее время военные Соединенных Штатов вкладывают значительные средства в развитие технологий, которые повысят боеспособность военнослужащих и сделают выполнение боевых операций гораздо эффективнее и безопаснее, чем прежде. Последние достижения в области неврологии, биотехнологий, нанотехнологий, робототехники и других новейших технологий, затрагивают проблемы исследования возможностей сокращения времени сна, улучшения когнитивных функций, увеличения силы, уменьшая мышечной усталости и других усовершенствований человеческого тела и разума.

Равно как и в других новых военных технологиях, таких как робототехника и кибертехнологии, технологии усовершенствования человека зачастую вступают в противоречия с существующим законодательством и политикой, и лежащими в их основе этическими ценностями. При этом в то время, как благоприятные последствия улучшения жизни человека широко обсуждаются, требуется дополни-тельный анализ существующих сегодня в военном контексте конкретных оперативных, этических и правовых последствий усовершенствования бойцов...

limits-of-life

После будущего: взгляд на перспективную военную медицину из 1996 года

В 1996 году по инициативе директора начальника штаба сухопутных войск США была начата разработка концепций "Армии после будущего" (AAF), которая бы описывала состояние и тренды в вооруженных силах после 2015 года. Разработка аналитических документов была поручена нескольким фабрикам мысли, в том числе RAND Corp. [доклад RAND]. Однако, всеобъемлющий взгляд на облик и технологии "после будущего" был представлен в докладе заместителя начальника отдела тактических технологий DARPA Джона Галли [доклад DARPA].

Особый интерес, на мой взгляд, представляет видение перспективной военной медицины. Впрочем здесь нет сюрпризов. Отдельного внимания заслуживает эвакуация раненых с помощью Delta Clipper, совершенствование военно-полевой хирургии (госпитальные суда, развитие военных передвижных хирургических госпиталей (MASH)) и огромная ставка на телемедицину, вплоть до введения автоматизированных систем сортировки и распределения раненых.

medAAF_1

Следующие два слайда посвящены биомедицинским проблемам. На слайде "Anti-trauma bio-engineering" можно увидеть преломление господствующих тогда идей - борьба со свободными радикалами, снижение активности внутриклеточных ферментов, и другие идеи, основанные на ферментативных воздействиях.

medAAF_2

Военная медицина в России и США

В настоящее время одной из главных проблем на пути развития Российской Федерации является тенденция повышения смертности населения. По различным прогнозам, последующие десятилетия будет происходить не только уменьшение населения России, но и значительное увеличение числа нетрудоспособных граждан.
Уровень медицинского обслуживания не позволяет российским пенсионерам сохранять трудоспособность и таким образом быть вовлеченными в процессы производства товаров и услуг. Увеличение средней продолжительности жизни населения должно стать приоритетной задачей государственной политики.
С другой стороны уровень развития современного биологического, химического, радиологического оружия позволяет побеждать только высокоразвитым системам медико-биологической защиты. Таким образом, здравоохранение необходимо рассматривать как основу национальной безопасности и развития экономики страны.
Медицинская система России
Система здравоохранения Российской Федерации представляет собой запутанную структуру, в которой разделены организации научных исследований, разработки и  производства лекарственных средств и медицинской техники, внедрения их в клиническую практику, их сертификации и  регулирования.
Поисковые научные исследования  перспективных мишеней и молекул, в том числе по результатам компьютерного моделирования, проводятся на инициативной основе коллективами лабораторий институтов Российской академии наук (прежде всего ИМБ и ИБХ РАН, Пущинский научный центр), вузами в ведомстве Министерства образования и науки и частными фармкомпаниями. Исследования финансируются по заявкам организаций в рамках Программы фундаментальных исследований Президиума РАН, ФЦП «Исследования и разработки» и Российского научного фонда.
Из научных программ субъектов федерации важно отметить программы Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы, финансирующего инициативные научные исследования по созданию новой медицинской техники.
Прикладные исследования по созданию перспективных лекарственных средств и финансирование доклинических испытаний проводятся в государственных институтах, ФГУП, вузах, научных учреждениях РАН. Финансирование создания новых лекарственных средств и проведение их предклинических испытаний финансируется Министерством промышленности и торговли в рамках ФЦП «Фарма-2020» (Департамент химико-технологического комплекса и биоинженерных технологий).
Проведение клинических испытаний лекарственных средств координируется правилами Министерства здравоохранения и, как правило, финансируются фармацевтическими компаниями (Фармстандарт, Фармзащита и т.д.) из собственных и привлеченных средств, либо государственных субсидий.
Внедрение разработанных препаратов в клиническую практику, определение лимитов для учреждений здравоохранения осуществляется по утвержденным программам и правилам Министерства здравоохранения. Сектор льготного лекарственного обеспечения формируется в рамках двух государственных программ – программы Обеспечения населения необходимыми лекарственными средствами (ОНЛС) и программы «Семь нозологий». Сектор госпитальных закупок лекарственных средств формируется в рамках закупок ЛС для медицинских учреждений посредством тендеров из средств федерального и регионального бюджетных фондов. Источником финансирования госпитальных закупок могут служить муниципальные средства, а также собственные средства самих учреждений. При этом более 70% внутреннего спроса на фармацевтическую продукцию удовлетворяется за счет импортных поставок.
В число крупнейших российских производителей входят как российские компании, так и предприятия созданные ведущими иностранными фармацевтическими компаниями, а также предприятия, работающие в стратегическом партнерстве с иностранными производителями (государственные - Микроген, частные – Фармстандарт, Верофарм, Биокад, ШТАДА СНГ, КРКА-РУС и др.). На разработку новых препаратов российские компании тратят не более 1-2% своей выручки.
В настоящее время в России по программе Министерства промышленности и торговли до 2015 года строятся 20 новых центров по разработке инновационных лекарственных средств и медицинских изделий – новых производств, конкретные производственные планы которых еще не сформулированы.
Программы медико-биологической и радиационной защиты координируются и реализуются Федеральным медико-биологическим агентством и Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека в системе Министерства здравоохранения.
Программы в области космической медицины и биологии реализуются Федеральным космическим агентством по заявкам ИМБП РАН, ОАО «Биопрепарат», ГНЦ «Вектор» и др. и утверждению в научном совете РКК «Энергия» и Координационном научно – техническом совете Роскосмоса.
фото (3)
Военная медицина координируется Главным военно-медицинским управлением МО. Основной российской военной медицины является Военно-медицинская академия в Санкт-Петербурге, системой военных госпиталей (ГВКГ им. Н.Н.Бурденко, Тверской военный госпиталь и др. – всего 191 госпиталь), 120 военных поликлиник, военные лазареты, санатории. Стоит выделить также Государственный институт совершенствования врачей МО РФ. Нужно отметить, что в распоряжении ВМФ находятся 3 госпитальных судна. Программы медико-биологической защиты реализуются в НИИ микробиологии, ГНИИИ военной медицины и других центрах.
Система военной медицины России представляет собой сложнейший организм со сложившейся инфраструктурой, который обеспечивает медицинской помощью в мирное время и ориентирован на действия в чрезвычайных ситуациях.
Совершенно неправильно разделять медико-биологические задачи для различных ведомств, и прежде всего – разделять военные и гражданские стандарты медицинского обеспечения. Подобный подход приводит к многократному дублированию работ, несогласованности планов разработки и планов производств, и приводит к внезапному для государственных служб появлению прототипов и образцов, для эксплуатации и внедрения которых не были заранее подготовлены квалифицированные кадры.
Военная медицина является областью, в которой возможно продемонстрировать системный подход в медицинском обслуживании до 3 млн. человек. Например, в системе медицинского обеспечения МО США разрабатываются решения для здравоохранения всей страны, делающие систему военной медицины признанным лидером в сохранении и укреплении здоровья населения. Программы МО США становятся стандартами для гражданского сектора.
Создание механизма координации межведомственного взаимодействия, который бы исключил дублирование однотипных научных поисковых и прикладных работ, исключил возможность создания невостребованных лекарственных средств и медицинской техники, требует участия представителей Ведомства-координатора (Оперативного совета) в следующих советах органов государственной власти, определяющих содержание конкретных мероприятий в рамках утвержденных государственных программ:

  • Научный совет Министерства здравоохранения;

  • Рабочие группы по мероприятиям ФЦП «Фарма-2020» Министерства промышленности и торговли;

  • Рабочие группы по мероприятиям ФЦП «Кадры» и «Исследования и разработки» Министерства образования и науки;

  • Рабочая группа по медицинским вопросам Военно-научного комитета Министерства обороны (ГШ ВС, ГВМУ);

  • Проблемные комиссии Научно-технического совета ФМБА России;

  • Координационный научно – технический совет Федерального космического агентства;

  • Научные советы при Отделении биологических наук и Отделении физиологии и фундаментальной медицины РАН;

  • Научный совет при Президиуме РАМН;

  • и некоторые другие.

Военная медицина США
Военная медицина в Вооруженных силах США представляет собой сложную организационную систему, обеспечивающую поддержание боеготовности Вооруженных сил, функционально может быть разделена на две программы - военно-медицинскую программу (DHP) и программу защиты от химического и биологического оружия (CBDP). Сегодня система военно-медицинского обеспечения и медико-биологической защиты США представляет собой структуру. Можно выделить три основных сегмента данной системы:
– программа медицинского обслуживания TRICARE для военнослужащих и членов их семей, военных пенсионеров и резервистов, а также осуществление реабилитации участников боевых действий, возвращение к нормальной жизни психологически травмированных;
– система военно-полевой медицины (MFM), которая обеспечивает оказание медицинской помощи, эвакуация в военные госпитали, лечение раненых и больных, подготовка тяжелораненых и больных к эвакуации на континентальную часть США;
– система медико-биологической защиты (CBRN), обеспечивающая защиту военнослужащих от ядерного, химического, радиологического и биологического оружия.
Высшим должностным лицом, отвечающим за организацию медицинского обеспечения в ВС США, является помощник министра обороны по медицинскому обеспечению. В его ведении находятся все медицинские программы, за исключением программ медико-биологической защиты от оружия массового поражения.
Collapse )

Бюджет DARPA на будущий год (FY2015)

На сайте управления главного финансового инспектора Министерства обороны США сегодня был опубликован бюджет на будущий (FY2015) финансовый год, в том числе роспись по программам исследований и разработок. Запросы DARPA на будущий год, в сравнении с предыдущими, выглядят следующим образом. Синим выделены "выигравшие" в будущем году направления, красным - "проигравшие". В целом DARPA - выигрывает, хотя ФОТ и расходы на командировки придется ужать)
Подробный анализ программ агентства будет выложен, как только будет опубликован на сайте комптроллера.

darpa2015

Военно-медицинская служба XXI века

Современные Вооруженные силы невозможно представить без развитой и мобильной медицинской службы. Основа такой службы - врачи-офицеры, получившие подготовку в Военно-медицинской академии им.С.М.Кирова и ее филиалах. Однако, необходимо учитывать, что военно-медицинская практика существенно меняется со временем. За прошедшие полвека пулевые ранения давно уступили место минно-взрывным. Увеличение качества жизни человечества и развитие технологий кратно повысило требования к выживаемости и снизило смертность. Обобщение и изучение современного боевого опыта является важным этапом при подготовке современных специалистов.


Первым фундаментальным и подробным описанием военного опыта стал 35-томник «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», подготовка которого была инициирована академиком Н.Н.Бурденко. Вторым по значимости военно-медицинским трудом стал 5-томник "Опыт медицинского обеспечения войск в Афганистане 1979-1989 гг." под ред.Нечаева Е.А.. Следующим этапом стал 3-томник Белевитин А.Б. и др. "Медицинское обеспечение объединенной группировки войск при проведении контртеррористической операции на Северном Кавказе" (опыт 2000-2005 гг.), который, однако, не получил широкого распространения.

Нужно признать однако, что этого совершенно недостаточно. Получаемые по официальным и неофициальным каналам данные по последним вооруженным конфликтам на Ближнем и Среднем Востоке в части медицинского обеспечения и боевых травм требуют тщательного осмысления и переработки в учебники и сборники. И в первую очередь - для использования при подготовке врачей-офицеров.

Примером такого (как мне кажется) неплохого сборника обзорных статей может служить 778-страничный "Combat Casualty Care: Lessons Learned from OEF and OIF".
Collapse )


"Combat Casualty Care: Lessons Learned from OEF and OIF"

Вводная часть
Война – это ад.
— генерал Уильям Шерман.

Поле битвы бросает вызов Вашим медицинским навыкам, знаниям, личной храбрости и настойчивости. Тем не менее, в конечном счете, Вы сделаете для раненого все возможное.

Два часа ночи. Вы находитесь на передовой оперативной базе расположенной на пустыне где-нибудь в Юго-западной Азии. Радио в TOC (Тактический Операционный Центр) возвращает Вас к реальной жизни, нарушая ночную тишину:

«Виски … Фокстрот … Танго…  Девять.
Прибывает.. в течение шести минут. Двое срочных хирургических.
От самодельных взрывных устройств. Требуется срочная разгрузка.
Судороги …  многочисленные кровопотери. ... Прием.
»

За пределами реанимационной зоны, по знакомому шепоту холодного ветра, Вы узнаете шум лопастей приближающегося медицинского вертолета «Блэкхоук» MEDEVAC. Приземляющаяся с оглушительным ревом машина, от которой Вы видите вспышки статических разрядов от быстровращающегося ротора. Появляющаяся из темноты двухколесная каталка для носилок с раненым, а рядом - команда дежурных, мчащихся рука об руку. Теперь очередь за Вами. Это наше призвание. Это та самая причина, почему мы здесь. И эта книга была написана для Вас теми, кто совсем недавно был на Вашем же месте.

Подобные ситуации случались более чем 47,000 раз с ранеными американцами. Выживаемость от ранений на современном поле боя беспрецедентна; текущий коэффициент смертности составляет 11%. Это еще более удивительно, принимая во внимание сложность ранений и процедуру эвакуации жертв через многоуровневую систему медпомощи, раскинутую по всей земле. На протяжении всей истории вооруженный конфликт определял форму и место достижений в медицинской хирургии.

Все вооруженные конфликты были очень похожи друг на друга. Впрочем, по мере развития технологий и мы лучше стали способны к усвоению и распространению усвоенных уроков.

Парадигма тактического ухода за ранеными драматически изменила догоспитальную организацию работы с боевыми потерями. Кровеостанавливающие жгуты сохранили бесчисленное число жизней. Новейшие представления о реанимационных мероприятиях  родились в бое и снизили смертность от крупных кровопотерь с 40% до менее чем 20%. Объединенная система травм на ТВД (JTTS) была реализована для улучшения качества ухода за ранениями, укрепление взаимодействия подрядчиками и использование накопленных знаний на практике в разветвленной системе медицинской помощи. Накопленные знания и опыт привели к созданию более чем 30 новых, подкрепленных фактами, клинических рекомендаций и уменьшили частоту осложнений и смертность от боевых ранений.

Наследием этих конфликтов будет не только военно-медицинский опыт, но и наша способность распространять в подразделениях Вооруженных сил, применять при подготовке кадров медицинской службы, и тут же использовать в бою “в режиме реального времени”. С другой стороны наша обязанность  транслировать написанные кровью достижения в гражданское здравоохранение.

Этот сборник - естественное дополнение наших знаний и опыта, которые и дальше будут способствовать совершенствованию ухода за ранеными на поле боя.

Полковник Брайан Истридж, врач,
действительный член Американской хирургической коллегии,
военный хирург Армии США

UPD. Комментарий выпускника ВМА: "Для этого как минимум нужно изучать этот зарубежных ситуаций - на месте и специалистами в комплексе - хирурги-патоморфологи-судмед ( к слову во время ВОВ врачи-патологоанатомы работали на фронте и их доклады ежесуточно доставлялись в Ставку; в Афганистане с учетом особенностей так же служба была постоянно представлена; в Чечне работали в основном судмед, поскольку юридически - время мирное). Командировки нужны , формулировка задач. Нет ни первого, ни второго".

Сколько стоит военная наука. Фундаментальные исследования МО США: разнообразие и адаптивность

Статья из "Военно-промышленного курьера", №27, 2013: Владимир Корчак, Евгений Тужиков, Леонид Бочаров "Сколько стоит военная наука. Фундаментальные исследования МО США: разнообразие, учет мнений заказчика, адаптивность".

По статье федерального бюджета США «Национальная оборона» проходят средства на осуществление военных функций Министерства обороны и других ведомств, и прежде всего Министерства энергетики – на деятельность, связанную с ядерным оружием и ядерными энергетическими установками военного назначения. Проанализируем структуру и объем средств бюджетных полномочий, выделенных американскому военному ведомству для реализации программ фундаментальных исследований (ФИ) в 2013 финансовом году.

Основным показателем, определяющим объемы государственного финансирования в США, являются бюджетные полномочия (Budget Authority). Они характеризуют законодательно утвержденный объем средств, которые соответствующие государственные ведомства имеют право истребовать из бюджета для обеспечения своих финансовых обязательств (Obligations), возникающих при заключении контрактов на приобретение товаров и услуг и найм персонала. Процесс рассмотрения и утверждения проекта бюджета конгрессом США включает несколько стадий.

В законопроекте о правительственной программе расходов (Authorization Bill) принимается общее решение о выделении средств на осуществление каждой программы и предварительно определяется объем ее финансирования (Authorizations). На этой основе при рассмотрении законопроекта об ассигнованиях принимаются решения о выделении финансовых средств на осуществление программ (Appropriations) и устанавливаются объем и структура правительственных бюджетных полномочий, на основании которых определяется сумма финансовых средств, которые могут быть реально израсходованы (Outlays). Как правило, 70–85 процентов расходов производится за счет бюджетных полномочий, утвержденных на данный финансовый год, а оставшаяся часть – за счет бюджетных полномочий прошлых лет. Этим объясняется факт несовпадения ассигнованных и израсходованных средств в конкретном финансовом году. Далее для 2013 финансового года будут представлены объемы средств бюджетных полномочий, выделенных военному ведомству США для реализации программ НИОКР.

Collapse )

Пределы компетенции. Американский ВПК как мозговой центр российского Генштаба

В этом блоге много говорится об устройстве национальной системы оборонных исследований в США - DARPA, IARPA, NASA и др. И это очень важно для всех нас и нашей страны. Почему же прогресс оборонных технологий в США настолько важен для развития отечественных индустриальных технологий?

Интересный, но достойный сожаления факт в том, что на сегодняшний день технологический прогресс Министерства обороны США является единственной движущей силой для принятия решений отечественными главными заказывающими управлениями. С сожалением стоит отметить, что собственная системно подготовленная и осмысленная информация от СВР, ГРУ, Генштаба и ИСКРАН, как правило, воспринимается хуже и с меньшим доверием, чем спекулятивные зарубежные факты и публикации.
Соответственно, моменты депрессии, спада в США или затруднений, связанных с ускорением прогресса, являются критичными для организации российской науки - поскольку в этот период пропадает единственная мотивация со стороны высоких чиновников.

Причины этого сложны и уходят вглубь еще советского прошлого. Но главной движущей силой такого мышления является обреченность в головах мальчиков и девочек, которым в конце 1980-х и начале 1990-х достались многие управляющие рычаги государства. Сегодня они успели возглавить академии наук, генштабы, комиссии, федеральные собрания и аппараты правительства. И по всей видимости последнее, чему они могут поверить - это самим себе 20-летней давности.

Хорошая новость в том, что это не будет продолжаться вечно. Естественная смена поколений поможет вернуть доверие принимающих решения лиц к собственным научно-техническим, разведывательным, аналитическим службам, организациям военного и экономического планирования, гражданским организациям науки и технологий.