Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

living industry

Обзор интересных постов в блоге Defense Network 2010-2013

Из книги "Индустрия человека". От автора - авторское слово из книги.
Создавая немыслимое: российская DARPA - о том, что создавая действительно нужные вещи необходимо из разу в раз не унывать, а верить в светлое будущее.
Воля и мужество в технологических прорывах будущего - это очень важно, и от этого зависит всё.
Неудержимый рост: система оборонных исследований США - статья, с которой начался проект Defense Network.
Регенеративная медицина: перспективы развития в России - в ближайшее время человечество получит возможность восстанавливать и полностью воссоздавать целые органы человеческого тела. С помощью технологий регенеративной медицины уже сейчас можно создать такие органы и ткани как мочевой пузырь, кровеносные сосуды, трахею и уретру.
Инфраструктура проекта "Индустрия человека" - это мечта. Но чтобы она стала доступной к пониманию и дальнейшему развитию, она должна быть реализована в виде понятных подавляющему большинству граждан государственных и общественных институтов, форм и реализаций инфраструктуры.
Defense Research: оборонные исследования в XXI веке - эволюция ядра оборонных исследований из XX в XXI век.


Collapse )

Радиотехника, кибернетика и биология

Московский физико-технический институт изначально был создан как уникальное учебное заведение, которое готовит инженеров-исследователей. Созданные при организации института четыре факультета вели подготовку студентов в области радиофизики, радиотехники, физической химии и аэромеханики. Поступившие на обучение студенты первые три курса занимались фундаментальной подготовкой, и начиная с 3-4-го курса получали возможность выбрать базовую кафедру, где в течение трех лет можно было бы проходить практику.

Осенью 1958 года трое студентов-четверокурсников с радиотехнического факультета приступили к занятиям в Институте радиотехники и электроники АН СССР, где тогда проводили исследования физических процессов и разработкой теории явлений, происходящих в электронных приборах при радиочастотах, но довольно быстро разочаровались в радиотехнической проблематике. Действительно, Юрий Гуляев в этом году только поступил в аспирантуру и значит, что акустооптический эффект еще даже не был открыт, а заниматься адаптацией принципов Массачусетской серии книг по радиолокации к созданию сверхвысокочастотных ламп обратной волны казалось довольно скучным занятием. Однако в этом же 1958 году в издательстве «Советское радио» вышел перевод книги Норберта Винера «Кибернетика и общество», в котором автором показал альтернативные пути приложения кибернетической науки – к проблемам развития общества, физиологии и биологии.

Collapse )
living industry

Жизнь без нефти

Замечательная лекция Артема Оганова - доктора наук и профессора государственного университета Нью-Йорка, лауреата стипендии DARPA. Артем в интересной и доступной форме знакомит слушателей с проблемами будущего, связанными с истощением запасов нефти. По словам Артёма эти проблемы уже не за горами. Запасов нефти в мире хватит на 50-60 лет, а в нашей стране на 15-20 лет. При этом только половина всей добываемой в мире нефти используется для производства бензина и других видов автомобильного топлива, остальное количество нефти используется для производства различных полимеров. Поэтому необходимо уже сейчас активно искать замену нефти.
living industry

Записки инопланетянина

Госдума приняла во втором чтении подготовленный Минобрнауки законопроект «Об образовании в РФ». О деятельности Министерства образования и науки — доктор филологических наук, профессор Марина Юрьевна Сидорова.

Следующий текст представляет собой трактовку текущей деятельности Министерства образования и науки во главе с министром Ливановым с точки зрения нормального человеческого сознания, привыкшего опираться на факты.  С другой стороны, этот текст можно рассматривать как попытку расширить круг людей, догадывающихся, что филология – это НЕ наука о преподавании русской классической литературы в школе.

Об отсутствии государственного мышления

Больше всего огорчает и удивляет, что образованием в великой стране управляют люди, лишенные государственного мышления, обладающие мышлением близоруким, узким, мелкопоместным, в худшем смысле этого слова – провинциальным.  В первую очередь эта мелкопоместность заключается в нежелании или неумении видеть реальные государственные задачи.

Например, если бы я была министром экономического развития, я бы позвонила министру Ливанову и спросила: «Вот у меня в планах создание в РФ мирового финансового центра.  Предвидится (и уже пошел) вал переводной документации, огромное количество текстов, для которых в русском языке и слов подходящих еще нет. Нужны квалифицированные переводчики, редакторы, люди, способные обрабатывать динамический массив информации по крайней мере на двух языках – русском и английском.

Нужны люди, способные создать лексическую базу для описания явлений современной финансовой жизни, без чего невозможно ни внедрение зарубежных финансовых инноваций, ни создание правовой основы для их использования. Как вы со стороны своего министерства обеспечили наши потребности? Как будут осуществлены повышение качества и подготовка достаточного количества специалистов, которые вместе с юристами документально обеспечат важнейшую для государства программу?»

Очень просто все это будет обеспечено: прием на филфаки сокращается, ни редакторов вам не будет, ни переводчиков, ни терминологов и лексикографов, ни спичрайтеров, ни специалистов по лингвистической экспертизе.

А у нас, я напомню, не страна англосаксонского права, у нас всякий финансовый инструмент, чтобы быть реализованным, сначала должен быть прописан на бумаге и утвержден, то есть объяснен законодателям.

Ну да Бог с ним, с международным финансовым центром. Поскольку содержание филологического образования странным образом сводится в сознании министерских чиновников (и, увы, не их одних) к Пушкину, Толстому и Достоевскому, тот факт, что в стране реализуется Программа повышения финансовой грамотности населения, никоим образом этими людьми не ассоциируется с актуальностью филологического образования.

Тысячу раз было сказано, что никакие IPO не будут “народными”, пока народ не поймет, что такое IPO и зачем оно народу нужно. Кто дружески положит руку на плечо журналисту, который пишет в газете про вторичное (!) IPO, и скажет проникновенно: «Не надо, брат.   I stands for “initial”. Вторичного первичного не бывает»?

Кто будет объяснять людям, что срочный кредит – это не кредит, который выдается срочно, а кредит, который выдается на срок? Что слова «бесспорный» и «ничтожный» в юридическом документе имеют совсем не то значение, что в повседневном языке? Что значит «безакцептно списать»? Это юрист будет делать? Финансист это будет делать? У него нет такой компетенции, она у него в образовательном стандарте не записана. Он (в подавляющем большинстве) не умеет это делать, не обучен.

Вон банкиры жалуются: большая часть споров по кредитным договорам обусловлена тем, что люди просто эти договора не читают. Тут вспоминается царь из фильма «Иван Васильевич меняет профессию»: да как же тебя понять, коль ты не говоришь ничего? Если почти у каждого нашего банка в кредитном договоре начало с концом предложения не стыкуется, если такое пишут, что я это зачитываю в докладе на Всероссийской конференции юристов региональных банков, а зал хохочет и спрашивает: «Где вы этот кошмар взяли?» Я им отвечаю: «Из ваших же кредитных договоров»… Меня после этого доклада чуть не смели со сцены: ринулись юристы из разных банков, рвут на части, суют визитные карточки, спрашивают: «А  так правильно?» «А вот скажите про такой пассаж…»  Совсем эти люди не были похожи на тех, кому не нужны филологи.

На той же конференции выступал начальник юридического отдела одного из крупных наших банков, человек достаточно молодой: показывал презентацию, комментировал ее, а я все шею вытягивала – неужели такой уровень речевой культуры, такое риторическое мастерство и без бумажки? Когда он закончил выступать, выразила свое восхищение и спросила: «Откуда такая высокая ораторская квалификация?» «Я, — говорит, — изначально на филфак готовился. В последний момент свернул на юридический».

Так вот, когда такой человек говорит с трибуны, уверенно, сильно, точно излагая свои мысли, — это лицо страны, это знак – с нами можно иметь дело. А когда раздается с трибуны беканье-меканье или пустозвонные «танцы с бубном»  на тему «дайте нам инвестиции» или «возьмите у нас кредит», то никакого доверия оратор не вызывает. Мир большой,  ни на ком он клином не сошелся, чтобы защищать свои позиции, современный человек должен уметь говорить.

Кто-нибудь скажет: так и не нужны нам филологи, мы юристов, экономистов, политологов говорить научим, введем им «Риторику делового общения» или что-то аналогичное в программу вузовского обучения.

А кто преподавать будет? Это во-первых. Нужны специалисты, которые могут научить говорить, писать, слушать и читать, т.е. понимать, на современном уровне.  Такие специалисты у нас есть, но нужно больше (если я буду выполнять все просьбы о мастер-классах и курсовых занятиях, которые получаю от финансовых, юридических и переводческих структур, то на университет времени не останется).

Во-вторых, в современном прагматичном мире, когда умами большинства людей правят не реальные, а сконструированные авторитеты, смешно было бы, объявив на министерском уровне политику неуважения к гуманитарному знанию,  в том числе знанию русского языка, ожидать от студентов – молодых юношей и девушек – серьезного отношения к языковой составляющей их образования. Они же дух эпохи очень чутко ощущают: если везде говорят о «кризисе гуманитариев», о неэффективности гуманитариев, с чего первокурсникам-юристам/ экономистам/ политологам сознательно возжелать повышения своей языковой компетенции? Зачем им тратить время на то, что самим министерством образования провозглашается ненужным?

И наконец, даже если будущие реализаторы программ строительства мирового финансового центра, развития банковского сектора на период до 2015 года, развития финансового рынка на период до 2020 года, развития страховой деятельности на 2008–2012 гг. захотят овладеть навыками эффективной профессиональной коммуникации… У них нет для этого базы, которая должна закладываться в школьном образовании. Прежде чем прыгать тройной тулуп, нужно научиться коньки зашнуровывать. Запятые нужно уметь ставить во фразе «Выдать кредит нельзя отказать».

Итак, лингвистическое обеспечение экономических инноваций – за пределами понимания министерства. Может быть, технологические инновации в лучшем положении? Куда там! Нет и не будет в ближайшее время в России необходимого ей количества людей, которые во всем мире называются technical writers. Технические задания, технико-экономические обоснования, описания программных продуктов, технико-коммерческие предложения, инструкции будут писаться на удивительном недоязыке, отпугивающем многих потребителей и воскрешающем в памяти страницы учебника по «Психолингвистике»,  на которых описаны речевые симптомы разного рода нейро- и психозаболеваний:

Collapse )


Итоги международной научной школы для молодежи "Стволовые клетки и регенеративная медицина"

Стволовые клетки и регенеративная медицина

 Итоги международной научной школы для молодежи "Стволовые клетки и регенеративная медицина" (презентации на сайте МФТИ)  http://government.fizteh.ru/civt/stem_cells2011


Биотехнологии: основа образования для будущего

Чтобы стать мировой державой России придется поверить в себя

С 1991 года началась и по сегодняшний день продолжается деиндустриализация экономики страны. Мы уже не производим обрабатывающее оборудование, машины, электронику, автомобили. Государственные проекты Роснано, ВЭБа и Минрегиона скорее пытаются поддержать статус кво, чем развивают индустрию. Картина, которая не внушает оптимизма. Но стоит задуматься о том, что лидером развития по всем этим отраслям являются отнюдь не США или Европа, а Китай. И значит погоня за лидерством в них для Запада вообще не является нечто ценным.
 
2011 год можно назвать уникальным для мировой промышленности - это год рождения новой индустрии, которая объединит в себе самые передовые технологии из самых различных областей знания, доля интеллектуального труда в ее продукте приблизится к 100%, самая гуманная индустрия из когда либо существовавших, и одновременно - технологии которой и новые открытия снова можно делать в собственном гараже. Мы говорим об индустрии "живых фабрик" - биомедицинской промышленности.
 
Так что сейчас - в период, когда Запад будет менять вектор развития своей индустрии, страны со слабым уровнем промышленного развития получат шанс низкого старта, не обремененного старой инфраструктурой и прошлым.


 
Помимо сложных и капиталоемких задач, которые будет необходимо решить до 2015 года - проектирование производств и лабораторий, системы биоинженерного проектирования, переоснащение медицинских центров, создание новых исследовательских центров при университетах - существует задача, решение которой актуально уже сейчас. Образование и подготовка кадров для новой индустрии. Школы, колледжи, вузы - учащиеся и учителя, - все они должны рассматриваться как человеческий ключ к будущему успеху.
 
Причем многие шаги к этому сделаны уже сейчас - Роснано, Минпромторгом и Минобразования. Правда в силу своей бессистемности они теряются на общем фоне. Действительно, можно говорить об абстрактных нанотехнологиях, а можно - о технологиях для трансдермальных форм доставки лекарств. Можно заниматься ядерными технологиями, а можно создавать контейнерную систему для оперативного производства изотопов, которая сделает доступными многие формы оперативной диагностики. Необходимо только облечь все это в нужную форму.
 
Collapse )

Ангиогенез - процесс образования новых кровеносных сосудов

Оригинал взят у m_batin в Ангиогенез - процесс образования новых кровеносных сосудов
12 сентября в понедельник в 10-00 проводим конференцию «Фундаментальные и клинические аспекты изучения ангиогенеза. Подходы регенеративной медицины» Адрес Климентовский переулок 1/1 московский корпус МФТИ м. Третьяковское
Конференция состоит из трех аспектов - терапевтический ангиогенез, патологический и регенеративный. Проще можно сказать так: новые сосуды бывают необходимы организму, а бывает - наносят вред (приток крови к раковой опухоли). В одних случаях их развитию надо помогать, в других - препятствовать. Когда именно и какова здесь роль регенеративной медицины, можно узнать из докладов конференции. Приходите - станете умней и более образованы.

Конференция по регенеративной медицине состоится в МФТИ 12 сентября, Климентовский пер.1.
Сайт конференции http://regenerativemedicine.ru

Диплом инженера для Штирлица. Россия рискует остаться без дееспособной научно-технической разведки.

Оригинал взят у abr_company в Диплом инженера для Штирлица. Россия рискует остаться без дееспособной научно-технической разведки.
Автор: Юрий Александрович Бобылов - кандидат экономических наук, научный редактор журнала "Менеджмент и бизнес-администрирование".
Дата публикации: 01.04.2011
Источник: http://nvo.ng.ru/spforces/2011-04-01/12_razvedka.html?mpril


В последнее время в России активно обсуждаются направления модернизации экономики, имея в виду создание принципиально новых инновационных сфер деятельности, уточнение приоритетов развития и др. Думается, к инновационной модернизации ближе те, у кого больше средств на инновации и инвестиции. В реальности такие средства – у иностранных компаний США, стран ЕС, Японии, Республики Кореи, Китая и др., с которыми российским компаниям конкурировать все труднее.

Обратимся, например, к южнокорейском практике.

Ныне Республика Корея производит чуть меньше половины всех новых кораблей мира по тоннажу, подавив европейских конкурентов и Японию, доминировавшую в XX веке. Одна только верфь Hyundai спускает на воду новое крупное судно каждые четыре дня. Корейцы скупили ведущие европейские верфи, где производят, например, десантные корабли типа «Мистраль», а также крупнейшие в истории круизные лайнеры класса Oasis. В электронике флагманом корейской экономики служит Samsung, ставший глобальным IT-лидером, обогнав HP, IBM, Nokia и др.

Более интересно, что расходы на науку в Корее – одни из самых высоких в мире. В абсолютном выражении в 2000–2008 годах они увеличились в 2,5 раза, достигнув цифры в 27,5 млрд. долл. Доля ВВП на науку выросла в 2000–2008 годах с 2,3 до 3,4% (в России на НИОКР многие годы направляется около 1,1% ВВП).

Достижение конкурентных целей наукоемкого южнокорейского бизнеса отчасти обеспечивается и глубоким изучением в университетах английского языка с привлечением специалистов из США и Великобритании. Более того, Пхоханьский университет науки и технологий (POSTECH) полностью перешел на английский. Этот частный вуз был основан в 1987 году и тесно связан с металлургической корпорацией POSCO.

В отличие от Республики Корея и других наукоемких стран в России последовательно деградирует даже наукоемкий ВПК.

Источником инноваций в России становится значительный импорт новых машин, оборудования и материалов. Выступая в марте 2010 года в Госдуме вице-премьер Сергей Иванов сообщил, что в стране неблагополучное положение с выпуском отечественных комплектующих: «В оборонке – 35% российских комплектующих, а 65% – иностранных. В гражданке – 10% отечественных комплектующих и уже 90% иностранных».

ЦИФРЫ НЕ РАДУЮТ

В целом Россия в два-три раза отстает от развитых стран мира по уровню затрат на НИОКР. По этому показателю Россия занимает всего лишь 31-е место в мире. Страны-лидеры – Израиль (4,68%), Швеция (3,6%), Южная Корея (3,4%), Финляндия (3,46%), Япония – (3,44%), США (2,68%), Франция (2,08%).

По мнению многих влиятельных российских экспертов, Минфин РФ должен кардинально изменить политику финансирования сферы науки и техники. Также следует ввести известные в развитом мире рычаги для стимулирования корпоративного финансирования НИОКР.
Интерфейс программы Palantir Technologies

По мере материализации научного продукта и его вхождения в серийное производство возрастает роль промышленного шпионажа с добычей технической документации и описания технологических процессов.

Для крупных компаний России возникает необходимость организации собственных служб ведомственной конкурентной разведки (вне деятельности спецслужб СВР, ФСБ, ГРУ). Здесь автор, в частности, за создание в ГК «Росатом» ведомственной атомной внешней разведки.

Создание в 1999 году в МИФИ своего Института международных отношений (ИМО) – добротный мостик в атомные страны мира. Речь идет о «пионерской» подготовке атомщиков с углубленной языковой подготовкой (два иностранных языка) по специальности «Международные отношения» (федеральный междисциплинарный образовательный стандарт 350200), специализация «Международное научно-технологическое сотрудничество»). Часть студентов ориентирована на работу в системе МИР РФ.

Примечательно, что почетным президентом ИМО МИФИ является академик Е.М.Примаков.

Этот опыт нуждается в передаче в ряд других инновационных технических университетов страны.

Информация о деятельности и секретах конкурирующих иностранных разведок (особенно США, Китая, Израиля и др.) периодически проникает в открытые зарубежные и российские источники информации. Но шпион – это очень рискованная профессия. В США даже кража деловых секретов квалифицируется как федеральное правонарушение с наказанием исполнителей лишением свободы до 15 лет и штрафом до 500 тыс. долл. Утешает, что пойманные ценные тайные агенты быстро обмениваются и возвращаются в свою страну.

Приобретение ценной научно-технической информации, документации и даже опытных образцов комплектующих происходит разными способами. По данным специального обследования фирм Германии (2007), примерно в 15% случаев конкуренты хакерскими способами подключались к внутренним базам данных. Кроме того, велась «прослушка» спецслужбами конкурентов. В 20% случаев имела место нелояльность собственных сотрудников. В 18,7% случаев сотрудники компаний оказывались завербованными фирмой-конкурентом или же зарубежной спецслужбой в целях передачи им закрытой информации. Иногда продажей информации занимаются бывшие работники фирмы. Согласно исследованию, в нелояльности по отношению к собственной компании чаще всего замечены делопроизводители (31,3%), квалифицированные рабочие (22,9%) и менеджеры (17,1%).

ПРИНЦИПЫ РАЗВЕДКИ

Для квалифицированной характеристики основных принципов организации в России внешней разведки следует обратиться к базовому Федеральному закону «О внешней разведке», который был принят Государственной Думой 8 декабря 1995 года и подписан президентом РФ Ельциным 10 января 1996 года № 5-ФЗ.

Закон РФ имеет пять самостоятельных глав: 1. Общие положения (ст.1–9); 2. Организация деятельности органов внешней разведки (ст.10–16); 3. Правовое положение и социальная защита сотрудников органов внешней разведки и лиц, оказывающих содействие этим органам (ст. 17–23); 4. Контроль и надзор за деятельностью органов внешней разведки (ст. 24–25); 5. Заключительные положения (ст. 26).

Ст. 2 закона определяет содержание «разведывательной деятельности». Это есть: 1) добывание и обработка информации о затрагивающих жизненно важные интересы Российской Федерации реальных и потенциальных возможностях, действиях, планах и намерениях иностранных государств, организаций и лиц; 2) оказание содействия в реализации мер, осуществляемых государством в интересах обеспечения безопасности Российской Федерации.

С учетом проблем «инновационной модернизации» в условиях присоединения России к ВТО приведенные правовые нормы кажутся весьма не точными по существу целей нашей внешней разведки (см. ст. 5 закона «Цели разведывательной деятельности). Внешняя разведка лишь отчасти должна быть ориентирована на обеспечение национальной безопасности и обороны страны. Ее роль для перехода к «инновационной экономике» пока недооценивается.

Именно внешняя научно-техническая разведка помогает на отдельных стратегических направлениях быстро сократить техническое и технологическое отставание.

По информации Сергея Лещенко, бывшего офицера КГБ, перевербованного американцами, «Служба Т» (техническая разведка) в СВР России имеет три подразделения: оперативный отдел руководит деятельностью агентов за рубежом и в России; аналитический отдел занимается координацией собранной информации, составляет списки иностранных компаний и выпускаемой ими продукции; исследовательский отдел сортирует собранную информацию и направляет ее в соответствующие министерства, компании и исследовательские институты РАН.

КОМПЬЮТЕРЫ И ХАКЕРЫ

Ускоренное развитие информационных технологий в мире, включая Интернет, модифицирует методы внешней разведки, поскольку приводит к большей доступности даже специально защищаемой информации.

Такой полезной «информационной работе» надо учить почти всех студентов уже на третьем курсе. Вопрос об использовании полученных навыков будет решаться работодателями.

В каждый данный момент фундаментальная и прикладная наука (по сферам научного поиска) имеет типичный информационный массив:

а) учебники (иногда с грифами секретности) описывают общую характеристику научного уровня, уже достигнутого данной научной дисциплиной;

б) монографии приводят итоги систематического рассмотрения наиболее крупных или перспективных научных проблем;

в) аналитические обзоры характеризуют актуальные научные проблемы, наиболее интенсивные направления и методы научного поиска, а также достигнутые результаты;

г) научные статьи содержат описания объектов, способов и методов научного исследования и полученные конкретные результаты;

д) научные сообщения (письма в редакции журналов, выступления на научных конференциях и др.) информируют научное сообщество о новых научных фактах, требующих дополнительной проверки и осмысления, о зарождении новых областей научного поиска, спорных гипотезах и даже новых теориях.

Часть такой информации существует лишь на электронных носителях.

Методы внешней разведки совершенствуются с использованием новой специальной техники, информационных технологий, особенно Интернет, куда тяготеющие к профессиональному диалогу ученые и инженеры, как ни странно, стремятся открыто разместить наиболее ценные статьи. Дело в том, что научные статьи, выложенные в открытый доступ, цитируются в работах других ученых чаще, чем статьи, доступ к которым возможен только за деньги, независимо от того, по какой причине авторы решили пойти на этот шаг.

Параллельно с требуемым пересмотром нашей финансовой политики для сферы высшего образования РФ и ряда ведущих технических университетов возникают свои сложные организационные и этические вопросы.

Должен ли ученый или инженер получать спецподготовку для ведения возможной научно-технической разведки?

Можно ли в вузе создать нужную мотивацию к такой деятельности?

Как и на какой основе осуществлять сближение высшей школы с внешней разведкой?

Изучение английского, японского, китайского и других языков – это лишь часть проблемы подготовки креативных ученых и инженеров в ведущих технических университетах России.

Некоторые ведущие технические университеты следует срочно передать соответствующим отраслевым ведомствам (в том числе в «Роскосмос») и отдельным корпорациям, чтобы не было большой беды. Это отчасти неформально произошло с МФТИ и МИФИ, благодаря чему они продолжают оставаться сильнейшими исследовательскими университетами страны.

В целях улучшения качества подготовки специалистов для наукоемких отраслей промышленности, особенно ВПК и атомной промышленности, также следует усилить внимание отраслевых ведомств, госкорпораций и учреждений РАН к организации стажировок и производственной практики студентов ведущих технических университетов и колледжей. Конечно, инновационные университеты в большой мере нуждаются в зарубежных стажировках студентов и аспирантов. Потому в структуре бюджетных расходов предприятий и научных организаций Минфину РФ надо предусмотреть выделение специальной статьи расходов по обеспечению такой профессиональной подготовки студентов высших и средних учебных заведений.

В качестве первого шага на пути интеграции внешней разведки и высшей школы РФ представляется необходимым введение общего учебного курса «Конкурентная разведка», но деликатная практическая разведывательная деятельность подходит лишь части будущих ученых, конструкторов и технологов, организаторов производства наукоемкой продукции.

ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

1. Научно-техническая разведка должна в большей мере стать объектом высшего образования в технических университетах. В свою очередь, СВР, ФСБ и ГРУ нуждаются в потенциале высшей школы и российской науки, особенно РАН.

2. Промышленный корпоративный сектор России с его службами конкурентной разведки, будучи включен в разведывательное государственно-частное партнерство, может повысить свою инновационную активность и конкурентоспособность (в том числе – на внешних рынках).

3. Сегодня важно найти новые решения по большей интеграции работников инновационной сферы, включая технические университеты и др., и российских разведывательных структур в целях существенного наращивания потенциала российской внешней научно-технической разведки.

4. Нужна организация в структуре ведущих российских технических университетов научно-учебных кафедр Службы внешней разведки России (как головного разведывательного ведомства).

5. Целесообразно введение для технических и иных ведущих университетов и отраслевых вузов России общеобразовательного курса «Конкурентная разведка» и соответственно разработать и утвердить ряд ФГОС ВПО (по основным специализациям). 

Деятельные сообщества

Community of practice - одно из ключевых понятий управления знаниями. Им обозначают человеческие сообщества, складывающиеся вокруг практического решения какой-либо коллективной задачи. Для сохранения духа этого термина его следует переводить на русский язык не как "сообщество практики", а как деятельное сообщество или просто как коммуна.

Термин был предложен в 1991 году Этьен Венгер, который занимался исследованиями социальных условий, которые способствуют обучению. По его мнению, для успешного овладения значимыми для организации знаниями человек должен быть членом деятельного сообщества, коллективно стремящегося к реализации какого-либо практического намерения в рамках организации:
"Успешное обучение организации зависит от наличия в ней взаимосвязанных деятельных сообществ, благодаря которым организация обладает знаниями и в целом представляет собой ценность как организация."

В соответствии с Вегнер, в полноценном деятельном сообществе, которое способствует обучению и накоплению знаний, существует два диалектически дополняющих друг друга процесса:
Кристаллизация - превращение некоторого накопленного практического опыта сообщества в артефакты - документы, инструменты, знаки, модели, язык. При этом этот процесс больше затрагивает определенные области опыта - "фокусные точки".
Слияние - погружение участников сообщества в живую реальную практику, которое позволяет им ощущать ограничения кристаллизовавшихся артефактов и оставаться в контакте с действительностью.

В управлении знаниями процесс кристаллизации связывают с явными "hard"-знаниями, то есть с поддающимися кодификации и формализации, а слияние - со скрытыми, неявными "soft"-знаниями, которые не могут быть кодифицированы и проявляются только в практике. Считается, что для успешного накопления и использования знаний в организации, в ней должны сбалансировано присутствовать и кристаллизация и слияние.

Хотя понятие деятельного сообщества может показаться не очень ясным, оно основано на простых наблюдениях за успешными деятельными группами людей. Часто это маленькие компании, но признаками деятельного сообщества могут обладать и большие организации. Нам не обязательно привязывать успешное управление знаниями к небольшому размеру организации. Поэтому в дальнейшем, говоря об оптимальных условиях для накопления и обмена знаниями в организации, мы будем говорить, что такие условия создаются в Community of practice.

«Desing Thinking Lab 2011» - прототип для ВТБ24 за девять дней!

Originally posted by maria_shuvalova at «Desing Thinking Lab 2011» - прототип для ВТБ24 за девять дней!


14 июля 2011 года я стала участницей интересного события – итоговой презентации летнего интенсива по дизайн-менеджменту  -  «Desing Thinking Lab 2011» - реализованного Британской высшей Школой дизайна совместно с компанией  Design Thinking Lab (http://irkeku.blogspot.com). Хотя, важно отметить, что это было не первое мое посещение программы – наведывалась я туда регулярно,  и это того стоило. Ведь экспериментальная 9ти дневная программа была действительно уникальна.

  • Во-первых, потому что такие понятия как «дизайн-менеджмент» и «дизайн-мышление» - пока еще малоизвестны бизнес-сообществе. Точнее так: в мире существуют   несколько известных школ и центров дизайн-исследований,  и ведущие мировые корпорации (Procter&Gamble, Microsoft, 3M, SAP, Panasonic, BMW, Audio, Nokia и т.д.) уже давно внедряют эти технологии для решения управленческих и производственных задач, а вот для России, это пока еще экзотика.



  • Во-вторых, базовым элементом алгоритма дизайн-мышления, которому обучались участники интенсива, является работа в междисциплинарных командах, которая  позволяет активно обмениваться опытом и рассматривать задачу с разных точек зрения, формируя совместный ресурс возможностей и нивелируя персональные ограничения. Это настолько интересно, что я, пожалуй, посвящу этой теме отдельную статью.
  • В-третьих, в состав курса вошло большое количество разнообразных техник, благодаря чему участники получили возможность существенно пополнить свой рабочий инструментарий. Многие впервые получили опыт «визуального мышления», использования «личной эмпатии» для разработки услуг, «активного прототипирования» или «мышления руками». И вообще, «Desing Thinking Lab 2011» - действительно стал курсом, в котором была успешно реализована модель «обучения через действие».

 

  • В-четвертых, к участию в программе удалось привлечь не только интересных отечественных экспертов, но и знаковых международных. Таких как  Ларри Лейфер  (профессор инженерного факультета и директор Центра дизайн-исследований в Стэнфордском университете), Ульрих Вайнберг (профессор, директор школы дизайн-мышления D-School), Рама Гираву (исполнительный директор Helen Hamlyn Center for Design, Royal College of Art). Более того, команда коучей, сопровождающих работу каждой из команд, также была международной.

  • В-пятых, процесс обучения алгоритму дизайн-мышления сопровождался решением реальной бизнес-задачи, поставленной партнером курса – банком ВТБ24 – одним из лидеров российского банковского рынка и известным мировым брендом.  То есть, обучаясь, люди проводили реальные исследования, взаимодействуя с клиентами банка,   получали доступ к актуальной информации, предоставленной менеджерами IT и маркетингового департамента, а  итоге – представили целый спектр решений (пять, по числу команд) представителям банка и получили обратную связь от реального «заказчика».
Однако, прежде чем говорить о результатах, стоит немного рассказать о задаче. Итак: 

 

Collapse )